18.12.2016

05.03.2017

Леонид Цхэ
Форма как рассказ

#ретроспектива   

За короткое время Леонид Цхэ стал одним из самых интересных и многообещающих авторов на современной арт-сцене Петербурга. Основной медиум его искусства — рисунок, осмыслением которого художник занят постоянно, как на этой небольшой выставке. В сжатом виде здесь тематизирован опыт преподавания, а до того обучения на графическом факультете Академии художеств. Одна часть работ была сделана во время практики со студентами в Великом Устюге летом этого года, другая представляет собой постановки во время занятий в академической мастерской. Все они относятся к учебному процессу, который является для преподавателя (пусть и молодого) повседневностью. Однако Цхэ смог превратить учебное рисование в источник постоянных пластических экспериментов и открытий.

Среди умений, вынашиваемых студентами Академии художеств, одно из важных мест занимает штриховка. Способность учащегося уверенно и быстро покрывать лист ровными линиями с нужной плотностью до сих пор высоко ценится в любом российском художественном вузе, так что многие выпускники факультета графики становятся идеальными чертежными машинами. Леонид Цхэ нашел способ ускользнуть из-под власти вековых правил и установок, не теряя природную связь с академической методикой. В его рисунке повторенная раз за разом линия обретает ту же структурную жесткость, что и в классических экзерсисах прежних лет. Но при этом она получает неожиданную свободу, становясь порывистой, а иногда и мнительной.
Вместе с эмоциональностью, одно из главных свойств рисунка Цхэ — живописность. Диалектика линии и пятна, монохромности и цвета, выступает одной из главных движущих сил всего его искусства, для которого разделение на живопись и графику является чисто формальным. В работах на холсте часто встречается рисунок, а живопись в виде интенсивных цветовых мазков появляется в работах на бумаге. Перед нами художник, демонстрирующий транзитивность видов и жанров в изобразительном искусстве. Правда, в недавних картинах он избавляется от явных следов графики, а в графических листах отвечающие за объем тушь, акварель и масляная пастель полностью подчинены линии и движениям карандаша. Карандаш у Цхэ — и это важно — функционально-омонимичен кисти.

Современный художник, он не ограничивается опытом XX века: в показанных листах отчетливо заметны не только Кэте Кольвиц и Фрэнсис Бэкон, но и отменные рисовальщики XVII века, свободно соединявшие различные материалы и техники итальянцы. Их быстрый рисунок, бывший эскизной и подготовительной работой, до сих пор удивляет какой-то вневременной свободой. Маэстрия этих работ — взять хотя бы любого из братьев Караччи — есть кратчайшее выражение артистических способностей, спрессованная сумма умений художника. Болонская Академия художеств — первая из всех, недаром приходит на ум, когда мы говорим о том, что делает сейчас Леонид Цхэ. Легко обнаружить в его рисунках барочную линию: можно сравнить портретные детские головы из Великого Устюга и херувимов с XVIII-вековых иконостасов. Да и вся петербургская Академия художеств остается пронизана барокко — не зря в такие необычные позы ставит натурщиков Цхэ в мастерской второго курса. Общая характеристика, приложимая к изображенным ситуациям и тоже связанная с историей искусства, — это витальность.
Движение в рисунках Леонида Цхэ — это в первую очередь движение линии, а поиск, которым он занят, действительно сосредоточен острие его карандаша. По словам художника, форма сама по себе может быть рассказом, который внимательному зрителю этих работ его способна рассказать линия.
                                                                                                                                                            Куратор  Павел Герасименко